Елизавета Боярская: «Связь с мужем должна быть сильнее, чем с ребенком»

Эксклюзивное интервью актрисы об отношениях с мужем, воспитании сына и новых проектах.

«Карен Шахназаров пригласил нас с Максимом и с мамой на «Мосфильм» посмотреть восемь серий «Анны Карениной». Лишь только я услышала музыку на начальных титрах, поняла: я не хочу смотреть фильм! Было единственное желание — выбежать из зала. Я не могла переживать все это снова…» — рассказывает актриса Елизавета Боярская.

— Однажды вы сказали, что ради хорошей роли можете все: поправиться на 15 килограммов, побриться наголо. На что пришлось пойти ради главной роли в «Анне Карениной», восьмисерийном фильме Карена Шахназарова, который идет на телеканале «Россия»?

— В фильме одна сцена сложнее другой: скажем, роды, сцена с Сережей. Нужно было погрузиться в эти обстоятельства, «расковырять себя» до нужного эмоционального состояния — отчаяния, гнева, горя… К концу съемок я очень устала. Была как сосуд, сначала наполненный водой, а потом совсем пустой, до полного иссушения. Так что, когда Карен Шахназаров пригласил нас с Максимом и с мамой на «Мосфильм» посмотреть все восемь готовых для канала «Россия» серий, я, только лишь услышав музыку на начальных титрах, поняла: я не хочу смотреть фильм! Было единственное желание — выбежать из зала. Я не могла переживать это снова. Но взяла себя в руки, стала следить за сюжетом, и история меня захватила…

А что касается физических аспектов, сложнее всего было скакать в дамском седле. Потому что на лошади нужно сидеть верхом, ноги — это твой руль. А в дамском седле ты сидишь боком, фактически балансируешь, и лишь упираешься ногой в дугу изо всех сил, чтобы не вывалиться. И при этом на тебе платье с огромным количеством нижних юбок весом в 15 килограммов. Чтобы просто сесть на лошадь, нужно несколько помощников: один подсаживает, другой поддерживает, третий перекидывает, четвертый подтыкает под тебя эти юбки. У меня был прекрасный конь Граф — бывалый каскадер, надежный парень. Ему 25 лет, и он столько перенес в жизни: и взрывы, и погони, и падения… Граф вел себя прекрасно, но все равно у меня после тренировок верхом на ноге образовалась гематома.

— Наверное, ни одна актриса не отказалась бы сыграть Анну Каре­нину, так же как ни один актер не отказался бы от роли Гамлета. Но удача улыбается единицам…

— Да. «Анну Каренину» я прочитала в 17 лет и просто заболела романом. Уже тогда было предчувствие, что я к этому вернусь. В 17 лет я одобряла и оправдывала Анну. Мне казалось, что важнее и выше любви ничего не может быть. Сейчас отношение кардинально поменялось. Мне сложно представить, какое дьявольское чувство ею овладело, что она принесла такую жертву — бросила ребенка, искалечила жизнь мужу, измучила Вронского своей любовью. И к Каренину у меня другое теперь отношение. Если в юности я думала: какой противный, черствый, злодей, — то сейчас мне его ужасно жаль. 

Прекрасный, честнейший и чистейший человек. Конечно, он немного человек в футляре. Но внутри-то он трепетный и любящий! Он шел на компромиссы, простил жену, пытался сохранить семью, но за его добродетель Анна презирала его еще больше. И все вокруг считают, что он виноват, не дает ей свободно любить, душит ее. А Сережа, этот несчастный мальчик, травмированный разлукой с матерью на всю жизнь? Это проявлено в нашей картине, поскольку в сценарии соединены история Анны и Вронского из романа «Анна Каренина» и повесть Вересаева о Русско-японской войне и вписаны два главных действующих лица — Вронский и Сережа Каренин через 30 лет после событий. Эта мучительная любовь как топором прошлась по их судьбам...

— Но вернемся к вашей героине... Вы говорите, вам сложно ее понять. Так какую же Анну вы сыграли?

— Для Анны любовь оказалась нар­котиком. Она открыла для себя мир, о котором ничего не знала. Мир всепоглощающей любви, свободы, чувственности. В фильме изменения Анны подчеркнуты даже драматургией костюмов. Сначала платья у Анны спокойных цветов — серого, лавандового, потом сиреневое, затем фиолетовое, потом пурпурное и далее кричащий красный цвет… Чем дальше, тем невыносимее Анна становится, в том числе и для себя. Она отдала все: дом, семью, сына, мужа, положение в свете. Ее жертва соразмерна ее собственной страсти, но несопоставима с тем, что Вронский дает ей взамен. Вронский обычный мужчина, а Анна — очнувшийся вулкан. Они продолжают любить, но непонимание нарастает, в них просыпается ожесточенность, соперничество, и часто они балансируют в той самой точке, в которой любовь переходит в ненависть. 

— Шахназаров вам говорил, почему выбрал именно вас?

— Нет. Но кандидатур было много, все решилось по результатам проб. Я прошла, кажется, пять. При этом внешнего сходства с Анной у меня практически нет. Я даже говорила Максиму (мужу, Максиму Матвееву, сыгравшему в сериале Вронского. — Прим. ред.): «Я совершенно не похожа на нее!» — «Ты считаешь, это главное?» — «Анна чуть полноватая, другие черты лица, брюнетка». Хотя я перекрасилась для роли. Конечно, у каждого своя Анна. И каждая женщина, когда читает роман, немножко представляет себя на месте героини. Что касается Максима, мне кажется, он потрясающе точно сыграл Вронского, таким я его и представляла. Потому что Вронский для многих непонятен. Любит он Анну или нет? Конечно, любит, и отдает ей всего себя, и многим жертвует, но только ей этого мало. И он не может не реагировать и не меняться по мере того, как Анна, словно спрут, сжимает вокруг него свои кольца, душит своей любовью­.

— Это ваш пятый общий проект.

— Да, но если говорить про большие роли, в которых есть что сыграть, то третий. «Не скажу», «Контрибуция» и вот теперь «Анна Каренина». Когда мы по вечерам возвращались со съемок «Анны Карениной», обязательно какое-то время уделяли тому, чтобы побыть с сыном. Но когда укладывали его спать, устраивали на кухне генеральный штаб: мы раскладывали свои сценарии, роман, ролевые тетради. Сидели и колдовали: «Давай вернемся на страницу 185! Помнишь, в третьей строчке написано, что она вот так на него посмотрела? Может, это из-за того, что…» Сидели над текстом как два безумца, до посинения. Последние две серии идут ссора за ссорой. И нужно было не повторяться. Важно, чтобы градус поднимался и все приходило к необратимому финалу. Это серьезная работа, которую мы проделывали дома, а потом приносили на площадку Карену Георгиевичу. Чаще всего он соглашался.

— Вы Андрюшу брали на съемки?

— Один раз — когда снимался бал. В тот день даже моя мама из Петербурга приехала, чтобы посмотреть. Потому что в нашей жизни это точно историческое событие — съемки в легендарном первом павильоне «Мосфильма», где снимается шикарный бал с массовкой в триста человек, и ты скользишь по паркету в вальсе, играя Анну Каренину, а твой муж — Вронского. Сказка! Мама была в восхищении, а Андрюша особенно ничего не понял. Увидел, что мама в красивом платье, папа в форме. Ну и что? Правда, сабля ему понравилась, помахал ею немножко.

Полное интервью на портале http://7days.ru

аква пакр в питере, аква практ в санкт-петербурге

Топ-10: Новости

Все новости »

Топ-10: Статьи

Все статьи »

Топ-10: Афиша и анонсы

Вся афиша »
© «ThePetersburgLife.ru», 2010-2017

Ресурсы издательского дома DVSTYLE Media: www.themedicalnews.ru, www.thebeautynews.ru, www.fashionhome.ru, www.themoscowlife.ru, www.thepetersburglife.ru, www.dvstyle.com.ru

Цитирование материалов сайта возможно только с разрешения редакции и при наличии гиперссылки.

Редакция не несет ответственности за достоверное содержание информации в рекламных материалах.

Телефон/факс : +7 (495) 589-81-44; е-mail: info@thepetersburglife.ru, thepetersburglife@list.ru